Автор:Андрей РОЩЕКТАЕВ

DSC0608 zilanov sergiy 595

7 января 1909 года в должность настоятеля Зилантова монастыря формально вступил последний архимандрит в его истории — будущий мученик Сергий (Зайцев). Случилось это на второй день великого праздника Крещения Господня.

В большинстве документов-отчетов того времени отец Сергий фигурирует как настоятель Зилантовой обители с 1908 года. Фактически он и принял дела в конце 1908-го, а в январе 1909 года был формально утвержден в должности. Таким образом незаметно для современников наступил последний период в истории мужского Зилантова монастыря — период, который по праву так и можно назвать десятилетием архимандрита Сергия (Зайцева) (1908-1918). Это был самый настоящий последний расцвет перед катастрофой. Судьба Зилантова монастыря напоминала судьбу всей России в этот же период.

Отец Сергий, что очень символично, в миру носил имя Иоанн. Обычно редко бывает, что монашеское имя начинается с другой буквы, чем прежнее мирское. Но здесь именно тот редкий случай. Словно история повторялась: ведь первый мученик, принявший смерть здесь же, был святой Иоанн.

Родился Иоанн Зайцев в семье чиновника X класса, в Гатчине под Петербургом, в 1863 году. Окончил курс там же — в Гатчинском Императорском Николаевском Институте. Но после всего этого вдруг отказался от, казалось бы, предуготованной мирской чиновничьей карьеры, а поступил в сентябре 1891 года послушником в Нилову Столобенскую пустынь Тверской епархии. Ему было тогда 28 лет.

Нилова пустынь... Немного было таких великих обителей, со столь глубокими традициями святости, подвижничества, непрестанных молитв. Ведь это в сущности островной монастырь-Валаам на Верхней Волге, а преподобный Нил Столобенский — один из особо почитаемых русских святых, заложивший раз и навсегда строгие традиции в основанной им обители. Очень многое в жизни монаха — подвижника зависит именно от первой обители, в которой он принял постриг. И послушнику Иоанну в этом смысле очень повезло.

2 года спустя, 25 сентября 1893 года, в возрасте 30 лет бывший послушник был пострижен в монашество. Был день великого святого Земли Русской преподобного Сергия Радонежского, и постригли будущего мученика с наречением имени Сергий. В 1894 году он был рукоположен в иеродьякона, а в 1896 году — в иеромонаха. Все эти годы Сергий был помощником учителя церковно-приходской школы при Ниловой пустыни. И сам, в свою очередь, проходил школу послушания. Эта школа подвижничества в древней Ниловой пустыни продолжалась для него 8 лет.

14 марта 1900 года отец Сергий был перемещен на должность казначея Новоторжского Борисоглебского монастыря той же Тверской епархии. Пребывал в этой должности всего 3,5 месяца, а с 1 июля того же года стал экономом Тверского Архиерейского Дома, где, видимо, заметили его незаурядные административные способности. Пять лет он исполнял эту должность. Если в Ниловой пустыни он по сути сформировался как монах-аскет, то здесь — как замечательный хозяйственник: черта, которая особенно ярко проявилась при его последующем 10-летнем настоятельстве на Зилантовой горе. Последний год пребывания в Тверской епархии он также временно исполнял должность благочинного монастырей I округа (1904-1905).

В 1905 году, 2 апреля, отец Сергий был переведен по собственному прошению в Казанский Архиерейский Дом. Здесь он также был экономом с августа 1905 по сентябрь 1906 года. Последняя его должность перед прибытием на Зилантову гору — настоятель Свияжской Макарьевской пустыни (1906-1908 гг.). До сих пор в этом возрожденном монастыре, как и на Зилантовой горе, особо чтят память мученика как своего святого: так перекинут мостик духовной связи между двумя древними обителями.

11 мая 1905 года отец Сергий, еще будучи в Архиерейской Доме, получил сан игумена; 3 года спустя, 28 мая 1908 года — сан архимандрита. Архимандритам, в возрасте 45 лет, он и вступил в должность настоятеля Зилантова монастыря.

Что же замечательного произошло за последующие 10 лет на Зилантовой горе при архимандрите Сергии? Строительства, ремонты и реставрации: святая гора опять обновлялась... перед трагедией. Казалось, опять наступил (по крайней мере — до военного 1914 года) если не «золотой», то во всяком случае «серебряный век» обители.

В первый же год настоятельства отца Сергия, в 1909 году, открывается церковно-приходская школа при монастыре на 40 мальчиков, в основном чуваш и татар, живших на полном иждивении обители. Обитель вновь после исключительно долгого перерыва становилась миссионерско-просветительной, какой ее и задумывали Иоанн Грозный и святитель Гурий. Здание школы у подножия горы было построено в кратчайшие сроки в том же году. Это был деревянный корпус на каменном фундаменте 3 на 3,5 сажени (— 6,5 на 7,5 м), сооружение которого стоило 3000 рублей. Очевидно, по размерам, это было только здание класса, а не пансиона как место жительства такого количества учеников. Большую часть этих денег пожертвовал сам Архиепископ Казанский и Свияжский Высокопреосвященный Никанор (Каменский) — один из образованнейших людей на Казанской кафедре, сторонник массового церковного просвещения. Он же и освятил школу 17 сентября 1909 года, к началу нового учебного года. Большая роль в открытии школы принадлежала и лично архимандриту Сергию.

Строится при архимандрите Сергии и новый братский жилой корпус — 1910 год. Жилое строительство — это всегда особый показатель заботы архимандрита о братии, о благоустройстве монастыря в плане удобства для насельников. Была полностью обновлена хлебопекарня при трапезной Алексеевского храма — с сооружением новой печи.

Благоукрашались при отце Сергии и древние Зилантовские храмы. Приглашение лучших художников и замечательная роспись в 1912 году всего интерьера Всехсвятского храма — это его заслуга, плод его забот. Как и отец Антоний (Петров), архимандрит Сергий привлекал частные пожертвования на благоукрашение церквей. В 1909-10 года во Всехсвятском храме появились новые иконы Спасителя и мученика Иоанна в дорогих киотах (300 р. и 500 р. соответственно), а в Успенском вызолочен киот на Смоленской иконе Божией Матери. Зилантовские церкви вновь стали выглядеть великолепными...

Но это был уже расцвет перед гибелью, и главная заслуга архимандрита Сергия — в создании храма нерукотворного, в том, что он стал подлинным духовным отцом для своих подопечных, вверенных ему Богом. Он еще задолго до мученичества смог сформировать тот костяк святой братии, который не покинул монастыря ни в какие бури 1917-1918 годов и вместе со своим архимандритом разделил мученичество 10 сентября. Это была поистине — единая духовная семья, прожившая вместе в благоденствии и в тяготах много лет и сподобившаяся мученического венца в один день, час и минуту... что редко и лишь как особую милость попускает Господь! Архимандрит Сергий, не даром носивший имя преподобного Игумена Радонежского, все 10 лет был отдан этой семье. Жертвенный мученический венец был поистине логическим концом всей его жизни.

Православие в Татарстане